Прошлое. 17 часть

Все это звучало довольно грустно, но, для Ника, слегка непонятно. Какой смысл ежедневно реанимировать прошлое, если в настоящем столько хорошего? Девушки, море, солнце, пиво, музыка. Он уже собрался высказаться по этому поводу, но увидел, как Сильвия приложила указательный палец левой руки к большому и указательному правой. Этот жест означал «Помолчи». Пришлось помолчать, ибо неподчинение грозило весьма неприятными последствиями.
-А кому еще они могли быть важны?
-Наверное, никому. Мои родители были круглыми сиротами. Других детей у них не было. Сам я никогда не был женат и детей у меня нет. Живу одиноко, близких друзей не имею.
-Кто-то еще знал о… вашей привязанности к этим фотографиям? – спросил Ник, погладывая на напарницу.
-Нет. О самом существовании альбома знали только некоторые соседи и страховой агент, но никто из них не интересовался, что в нем.
-Послушайте, но ведь сама по себе потеря альбома не должна быть фатальной. Есть же где-то негативы. – Недоумение Сильвии было совершенно искренним.
-Негативы утрачены много лет назад. – Даймлер вздохнул. – Да и напечатать столько снимков мне не по карману.
-Сколько?
-Больше тысячи.
-Ничего себе! Какой же толщины должен быть этот альбом, чтобы все это вместить?! Где вы такой достали, Даймлер?
-Подожди, Ник. Готлиб, а вы не пробовали отсканировать хотя бы часть снимков. Конечно разрешение сканера хуже, чем у фотоэмульсии, но зато на мониторе компьютера можно увеличивать, контрастировать и много чего другого делать.
-У меня нет их. Ни компьютера, ни… э-э-э… сканера… У меня и телефон-то появился только по настоянию Сондерса. Чтобы он мог вызвать меня при внеплановых заданиях. – Даймлер продемонстрировал древний обшарпанный аппарат, похоже, с символьным черно-белым дисплеем.
Ник начинал подозревать, что дальнейшие расспросы не сильно приблизят их к пониманию образа мыслей этого человека.
-Я думаю, можно уже подводить итоги и строить гипотезы. – Сказал он. – На ум приходят две…
-Три. – Перебила его Сильвия.
-Третья за тобой. Попробую сначала сформулировать свои. Если фотографии не были важны никому, кроме их хозяина, возможно, похититель просто хотел сделать пакость. Альбом похитил тот, кто желал причинить вам боль, Даймлер. Другой вариант: фотографии никому не нужны, но сам альбом для кого-то имеет ценность. Теперь вы, мадам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *