Моя семья в истории моего города

Мой город в 41-м
Вы любите смотреть на море? Наблюдать, как волны ритмично набегают друг на друга. Слышать плеск воды, бьющей о прибрежную гальку. С каждым годом все меняется. А море остается. Море видело тысячи, миллионы людей, слышало несметное количество историй, вбирало в себя горькие слезы и весело шумело, заслышав радостный смех. Здравствуйте! Позвольте представиться. Я – Черное море. За мою долгую жизнь у меня было много знакомых и друзей, и мне всегда очень жаль, когда они уходят.

У меня есть знакомая девочка – Саша Баклицкая. Она часто приходит на берег и беседует со мной. С историей ее семьи я знаком очень хорошо. Хотите, расскажу?

В Севастополь он приехал с женой Ульяной Герасимовной, больной чахоткой, и братом Минаем. Морской воздух и средиземноморский климат помогли его жене, и она начала выздоравливать. Жилось тяжело, но русский народ привык к трудностям. Аким занимался извозом, возил на телеге сено. С Ульяной у них родилось пять детей: четыре братика и одна девочка. Умер Аким Лазаревич в 1918 году. Его дети выросли, завели семьи. Жили они в доме отца, в Карантинной балке, по адресу Детский переулок, 9. Криводедовы часто приходили на берег с детьми, и я общался с ними.

Началась война, разрушив мирную жизнь севастопольцев. В бухте, где жила семья, находились торпедные катера, поэтому бомбили сильнее, чем везде. Отцы семейства вырыли во дворе окопы, а в скале выдолбили убежища для детей и женщин.

В сорок первом году младшего брата, Василия, забрали в армию. Ему было 26 лет. Он защищал Крым от вторжения и погиб под Перекопом. Так война забрала первого брата.
Следующий брат, Дмитрий (прадедушка моей знакомой), работал на Севморзаводе, поэтому в армию не попал. Когда работников начали эвакуировать в г. Поти, он отказался. «Хочу умереть на родной земле», — сказал Дмитрий и пошел в ополчение. Его жена Ефросинья работала в госпитале. Туда в 1942 году привезли и Дмитрия Акимовича. Криводедовы всей семьей навещали его, надеясь на чудо. Но рана была смертельная, и он не выжил. Так война забрала второго брата.

Мой дет

>Третьего брата война забрала в том же году. Иван также был зачислен в ополчение, был подрывником. И пропал без вести.
Последний сын, Ефим, ушел воевать вместе с братьями, но лишь он один дожил до освобождения Севастополя. Он погиб в апреле 1945 года в Калининградской области. Война не оставила ни одного брата в живых.

Братья положили свои жизни, защищая Родину. Их семьи тоже боролись с ненавистным врагом. Молодые вдовы стирали белье и ремонтировали одежду советским солдатам. Дети не учились, поэтому прятались дома. Иногда выбирались в руины города в поисках еды. Воды не было, все, даже малыши, пили шампанское с инкерманского завода. Старушки ходили по татарским деревням и выменивали оставшиеся вещи на продукты. На обмен брали даже игрушки у детей. И когда девочки, рыдая, выпытывали у матерей, куда подевались их куклы, матери отвечали: «Она ушла фашистов бить» или «Кукла ушла на фронт за твоим папой». Подростков немцы вывозили на работы в Германию.

Когда советских солдат, выживших на 35 береговой батарее, гнали обратно, в город, женщины, рискуя жизнью, пробивались к колонне и передавали воду изможденным бойцам.
Криводедовы оккупацию пережили. Севастополь освободили. Севастополь стал городом-героем. Но история города не создается одним человеком. Она складывается из тысяч историй севастопольских семей, чьи сыны и дочери героически боролись за Родину. Семья Криводедовых отдала четырех братьев, имена которых сейчас занесены в Книгу памяти города-героя Севастополя.

На этом история семьи , конечно же, не заканчивается. Дети Дмитрия, Василия, Ивана и Ефима всю жизнь трудились на благо родного города. Валентина Дмитриевна уже 50 лет работает в рыбном порту, Мария Ефимовна очень долго преподавала в политехническом лицее, Людмила Ивановна всю жизнь проработала на заводе «Парус».

Я видел много судеб, много жизней и много подвигов. История великого русского города Севастополя складывалась на моих глазах. Мои друзья, братья Криводедовы, погибли в Севастополе. Война беспощадна. Нужно хранить память о тех жертвах, которые были принесены во имя свободы. Я храню. Когда в следующий раз будете сидеть на берегу Черного моря, прислушайтесь: я прошепчу вам еще одну историю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *