История о лечении в больнице

мед2Опять утро. Я встала, приняла принесенные сестрой лекарства и села на подоконник. Первый день весны ничего не значит для моего города – на улице был сильный снегопад. Вот уже вторую неделю я лежу в этой больнице, скучно, надоела пресная еда, и вроде бы я нормально себя чувствую, но врачи твердят одно: лечение не окончено, может случиться рецидив. В этой больнице я впервые, но почему-то знаю тут каждый уголок.
- Пойдемте – слышу я голос санитарки – студенты ждут.
Я накинула свой домашний халат, влезла в тапочки и пошла на встречу со студентами. Меня часто приглашали на такие мероприятия: еще бы, гепатит в терминальной стадии – такое не часто увидишь, юным медикам интересно посмотреть, да и мне свежее общение только в радость.
Как только я вошла в кабинет, студенты тут же встали, приветствуя меня. Такие зеленые, еще вся жизнь впереди. Буквально десять лет назад я тоже была такой.
- Как вас зовут? Почему поступили к нам? – спросил мужчина средних лет, но уже с проседью в волосах. Я знала, что он доктор — несколько раз видела его в больнице.
- Я представилась и сказала, что поступила с гепатитом.
Врач задает кучу скучных и неинтересных вопросов – сколько мне лет, есть ли у меня родственники, как давно больна, вредные привычки и так далее.
мед Снег за окном так и валит, небо серое, вообще все серое и унылое, как и вся моя жизнь. Родилась я области, все детство и юность у меня прошли в деревенских хлопотах: летом – работа в поле, на сенокосе, зимой – помощь отцу в лесу, все остальное время – на кухне; либо готовишь, либо убираешь. Мама моя умерла, когда мне было 16 лет, папа очень горевал, начал пить (в нашей деревне все пили) и через полгода женился на другой женщине. Как дочь она меня не приняла, часто срывалась на мне, в общем, житья совсем не стало.  Я вздохнула полной грудью в восемнадцать лет, когда меня отправили учиться в город, на парикмахера. В училище я встретила своего первого мужа. Ему было тридцать лет, и новость о моей беременности он принял спокойно, мы в тот же день расписались. Через девять месяцев родилась Света – мое сокровище, самое любимое существо на земле. Но наше счастье продолжалось недолго – муж запил, ушел с работы, стал ходить “налево”. Невыносимо было видеть, как он приходит домой пьяный, кричит на Свету, иногда нас поколачивает. В одной попойке он поспорил о чем-то со своим собутыльником, тот разбил бутылку о стол и 17 раз ударил его в живот – ранение, несовместимое с жизнью, так умер мой первый муж. Я работала парикмахером, тянуть двоих проще, чем троих, жизнь снова начала налаживаться. Записала Светку куда только можно: в бассейн, в музыкальную школу, на рисование; все у моего солнышка получалось, в школе одни пятерки получала. В этот момент появился Игорь, моя любовь и мое проклятье. Игорь был вором в законе, несколько раз сидел за разбои и грабежи, не знаю что я в нем нашла. Было что-то в нем такое властное, сильное, за ним я чувствовала себя как за каменной стеной. Он быстро вселился в мою квартиру, обещал найти работу, начать новую жизнь. Через три месяца исчезли все мои сбережения, телевизор, даже школьные книжки Светы, а вместе с ними и Игорь. Позже я узнала, что он в Твери, мотает новый срок – попытался ограбить ювелирный магазин. Вошел под видом покупателя, улучил момент и выстрелил в охранника из газового пистолета, разбил витрину, но уйти ему не удалось – полиция задержала его при попытке сбыть краденое одному барыге (оказалось, что он был “стукачом”). Игорь ушел, забрав с собой все наши сбережения, оставив мне на память вирус гепатита – на зоне многие болеют этой болезнью. Хуже всего то, что я сразу не додумалась провериться, заболели все дорогие мне люди – брат, обе сестры, и моя любимая Света. Сейчас уже поздно что либо предпринимать, мои дни на исходе, я умру в ближайший год, никакие лекарства не помогут, это я знаю. Мои родные проживут чуть дольше, но реальности это не меняет: я загубила всю свою семью.

Утро пятницы, последний рабочий день. Неделя выдалась трудной, работа в две смены в двух разных больницах – обе в разных концах города. Я безумно устал, лишь мысль о приближающемся отдыхе на природе с Анжелой греет меня. Мы познакомились месяц назад, наш роман быстро развивается, но я не знаю, к чему все это приведет. Такая девушка как Анжела – минутное увлечение, со своим взрывным характером она не подходит на роль жены: моих нервов точно не хватит.
Анна Владимировна, моя пациентка, рассказывает моим студентам историю своей жизни, и они ее с интересом слушают. Ей тридцать четыре года, но выглядит она гораздо старше: короткие седые волосы, лицо в морщинах, отсутствующий взгляд – у нее была хоть и короткая, но тяжелая жизнь.
Наконец, она заканчивает свой рассказ и мои ученики заваливают ее вопросами. Она неохотно отвечает, видно, что ей ничего не интересно, и волю к жизни она потеряла. Но вот любопытство будущих докторов иссякает — пациента можно отправить в палату. Я вздыхаю с облегчением — еще десять минут объяснения материала, и я смогу оказаться в объятиях сладострастной Анжелы, по крайней мере, на два дня.
А Анна Владимировна поплелась в свою палату, так и не узнав, что у нее не было родителей, до восемнадцати лет она воспитывалась в детском доме; не было у нее мужа, не было детей. Никогда не жила она с преступником, и уж тем более нет у нее гепатита. Никогда ей не узнать, что все это – плод ее воспаленного психическим расстройством воображения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *